воскресенье, 27 мая 2018 г.

Брене Браун: Чтобы вы простили, что-то должно умереть



Брене Браун: Чтобы вы простили, что-то должно умереть

Прощение — не забвение и не побег от ответственности. Это наше возвращение к жизни.

По материалам - МОРЕ СМЫСЛА

Прощение — не забвение и не побег от ответственности. Это процесс возвращения наших жизней самим себе. Это наше возвращение к жизни. Об этом пишет Брене Браун в книге The Gifts Of Imperfection («Дары несовершенства. Как полюбить себя таким, какой ты есть»). Перевод фрагмента Елены Трусковой.


Однажды я услышала проповедь о прощении. Джо рассказывал о том, как к нему пришла пара на грани развода. Жена выяснила, что муж ей изменял. Оба супруга были в отчаянии при мысли о неминуемом разрыве. Женщина не могла простить предательства. Мужчина, по словам Джо, не мог простить себя.

Джо сказал: «Чтобы разрешить себе простить, вам нужно смириться с тем, что нечто умерло. Чтобы прощение состоялось, что-то должно умереть. И вам придётся горевать по этому поводу. Это полный цикл».

Я тут же закрыла лицо руками: наконец-то все кусочки сошлись для меня в единую картину. Я почувствовала, как сложный замок, к которому подобрали ключ, пришел в движение. Прощение дается так трудно, потому что путь к нему лежит через смерть и горе. Я старалась увидеть прощение через щедрость и любовь — ничего не получалось. Нужно было смотреть через горе.

Учитывая пропасть страха, в которой мы обнаруживаем себя, переживая потерю — ни один поступок не может быть более щедрым и любящим, чем согласие пережить горе ради прощения. Быть прощенным значит быть любимым.


И смерть, необходимая для того, чтобы открыть путь прощению, может принимать очень разную форму.

— Возможно, нужно попрощаться с ожиданиями и мечтами.
— Может, придется отказаться от власти, которую нам давало ощущение правоты.
— Или оставить надежды, не отказываясь от поддержки и одобрения окружающих.

Джо сказал: «Что бы это ни было, оно отжило своё. Недостаточно просто не думать о нём. Что-то должно умереть, а мы должны отгоревать уход. Цена прощения высока. Иногда она невозможно высока».

Несколько лет я возвращалась к своим данным, чтобы увидеть идею прощения с новой точки зрения: через завершение и процесс горевания над ушедшим. Я переработала вопросы, провела новые интервью и копалась в книгах.

Меня не удивляет, что эмпирические исследования подтверждают влияние прощения на эмоциональное, умственное и физическое состояние. Подтверждение этому факту нашлось и в чудесной книге архиепископа Десмонда Туту «The Book of Forgiving: The Fourfold Path for Healing Ourselves and Our World» (книга прощения: четырехкратный путь исцеления себя и нашего мира), написанной им вместе с дочерью, преподобной Мфо Туту.


Архиепископ Туту — удивительный человек. Он получил Нобелевскую премию мира за участие в борьбе с апартеидом. А его книга произвела на меня такое впечатление, что мне трудно описать его словами, могу только советовать прочесть её. Книга не только подтверждает слова Джо о том, как работает прощение, но и говорит о знакомых темах: уязвимости, стыде, смелости… и силе, которой обладает история.

В своей книге архиепископ делится практическим подходом к прощению. Он предлагает рассказать историю, назвать болезненную точку, выдать прощение — после чего решить, продлевать ли отношения или завершить их.

Архиепископ Туту пишет: «Прощение — совсем не альтруизм. Скорее это достойная форма эгоизма. 

В процессе прощения есть место и ненависти, и гневу. Эмоции говорят о том, что мы — живые люди. Даже более того: глубина нашей способности любить, как правило, сравнима с нашей способностью испытывать гнев. Не стоит ненавидеть себя за ярость, которую мы чувствуем к людям, совершающим ужасные поступки.

Говоря о прощении, я верю в то, что на другую сторону мы выходим лучшими версиями себя. Эта версия лучше того человека, которого поглотили ненависть и злоба. Остаться в том состоянии — значит принести себя в жертву, стать зависимым от противника. Но если вы найдете в себе силы простить — вы больше не зависите от него. Вы идете вперед, вы поможете противнику также стать лучшей версией себя».


Прощение — не забвение, не побег от ответственности, не попустительство. Это процесс возвращения наших жизней самим себе. Это наше возвращение к жизни.

Архиепископ Туту и преподобная Туту подтверждают, что погружение в историю ведет к ясности, мудрости и уважению себя. Мы частенько ищем простые ответы на непростые вопросы, сомневаемся в своих силах, поддаемся страху и слишком рано сдаемся. Вместо этого можно погрузиться в историю.

Я ещё не встречала человека, которому было бы легко прощать. В том числе — прощать себя. В семьях и близких отношениях мы любим друг друга — и регулярно делаем друг другу больно. Вопрос в том, что должно умереть, чтобы дать отношениям шанс?




EmoticonEmoticon